Борцы с коррупцией срастаются с криминалом

http://www.opengaz.ru/stat/borcy-s-korrupciey-srastayutsya-s-kriminalom

Аналитический обзор: о решалах в погонах, мундирах и мантиях

Владимир Путин, президент России: Положение дел на Северном Кавказе, несмотря на очевидные позитивные сдвиги, улучшается слишком медленно — террористическая угроза и коррупция не устранены.

Вадим ПАНКОВ,
адвокат (на фото)

 

 

 

 

 

Вопрос ребром

Реагирует ли прокуратура края на требования руководства страны?

 

Из выступлений на торжественном заседании в честь 295-летия прокуратуры РФ

Владимир ПУТИН, президент России:

Реакция прокуроров всех уровней на несоблюдение закона, на нарушения прав и свобод людей  должна быть незамедлительной и действенной.

Юрий ЧАЙКА, генпрокурор РФ:

На ваших плечах огромная ответственность, и это ещё одно основание к тому, чтобы и сама прокуратура показывала пример добросовестного и честного отношения к делу.

 

Следаки деньги считают в килограммах

Про то, как купаются в роскоши оперативно-следственные работники МВД России, мы узнали и наглядно увидели из многочисленных телесюжетов про полковника МВД Дмитрия Захарченко, потаенного миллиардера, деньги которого вывозили из тайника (квартиры его сестры) на грузовом авто.

Полковник занимал пост замначальника управления «Т» антикоррупционного главка Министерства внутренних дел России и «заработал» на этой должности 8,5 млрд. в рублевом эквиваленте.

Однако есть основания полагать, что в регионах, особенно на Северном Кавказе, оперативно-следственные работники МВД России живут не намного «беднее» и, возможно, имеют денег не меньше.

Но если худо-бедно о столичных следователях-коррупционерах российское общество узнает, то в нашем регионе подобную информацию попросту скрывают.

Например, остались как-то «незамеченными» задержание, расследование и суд над  бывшим начальником специализированного следственного отдела по расследованию тяжких, особо тяжких преступлений и ДТП при ГСУ ГУ МВД России по Ставропольскому краю Артемом Назаровым.

Это дело является для Ставрополья показательным. Если проанализировать всю правоохранительную систему нашего региона, на примере этого дела можно увидеть, как функционирует коррупционная «схема» в следственных подразделениях в регионе.

Назаров обвинялся в мошенничестве в особо крупном размере с использованием служебного положения и получении взятки в особо крупном размере путем вымогательства.

По версии следствия, в период 2011-2012 годов Назаров, занимая должность начальника специализированного следственного отдела, узнал от своего знакомого Эдуарда Тахунова, бывшего директора одного из санаториев на КМВ, о том, что в отношении последнего может быть возбуждено уголовное дело экономической направленности.

Назаров, злоупотребляя доверием Тахунова, сообщил ему заведомо ложные сведения о возбуждении в отношении него уголовного дела и обманным путем получил от мужчины более 2 млн. рублей за якобы способствование в прекращении несуществующего уголовного дела.

В период 2012-2014 годов, после того как в отношении Тахунова в действительности было возбуждено уголовное дело и передано для производства расследования в отдел под руководством Назарова, тот под угрозой привлечения к уголовной ответственности и заключения под стражу требовал от Тахунова взятку в размере уже более 6 млн. рублей.

В последующем размер взятки Назаровым был увеличен до 12 млн. рублей, а позже – до 24 млн. рублей.

Действуя таким способом, в течение 2012-2014 годов Назаров частями получил от Тахунова денежные средства в общей сумме более 2 млн. рублей.

В апреле 2014 года при получении очередной части взятки в размере 200 тысяч рублей и муляжа банковских купюр на сумму 5 млн. рублей Назаров был задержан.

Досудебные соглашения – филькины грамоты

Вину в предъявленном обвинении Назаров признал полностью и под тяжестью неопровержимых улик, добытых следствием, дал подробные признательные показания о совершении указанных преступлений.

Кроме того, как сообщил Следственный комитет РФ со ссылкой на СК по СКФО, учитывая полное признание вины и способствование в раскрытии и расследовании указанного и других коррупционных преступлений, ранее неизвестных следствию, с обвиняемым Назаровым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Казалось бы, обычное дело коррумпированного чиновника следственного подразделения, если бы не множество вопросов, которые возникают даже при анализе этой довольно-таки скудной информации.

Кто хорошо знает наш уголовный процесс, тот понимает, что досудебное соглашение о сотрудничестве заключается в данном случае на уровне прокурора Ставропольского края или его заместителя и только при условии того, что обвиняемый должен добровольно сообщить о новых эпизодах своей преступной деятельности либо известных ему преступлениях своих коллег.

Но, как видно из того, что кроме самого Артема Назарова в Главном следственном управлении ГУ МВД России по Ставропольскому краю больше никто привлечен к уголовной ответственности за коррупцию не был, напрашивается вывод: либо само досудебное соглашение было «филькиной грамотой», призванной смягчить его участь, либо сообщенная Артемом Назаровым новая информация о коррупции в ставропольском следственном главке укрыта.

Без надзорников, изменивших своему долгу, не обошлось

Тот, кто знает нашу правоохранительную систему, понимает, что уголовное дело попасть для расследования в следственное подразделение, которое раньше возглавлял Назаров, может исключительно с «подачи» прокуратуры края. Ведь в уголовном процессе существует принцип территориальной подследственности, который обязывает следственный орган расследовать дело по месту совершения преступления.

Изменить территориальную подследственность может только прокурор.

Именно с этой, прокурорской стороны коррупционную схему и рассмотрим.

Следственное подразделение, которое возглавлял Артем Назаров, было межрайонным, привязанным только к региону КМВ. Соответственно, уголовное дело попасть для расследования в это подразделение могло только при содействии прокуратуры края, которая осуществляла процессуальный надзор за этим подразделением.

Из этого следует, что в прокуратуре края не могли не знать о том, что «творится» в данном следственном подразделении, которое, к слову, после задержания Назарова было расформировано.

Как следственные органы выгораживают преступников

Кроме того, мы так и не знаем, какие «причины и условия», способствующие совершению преступлений, были следствием установлены и, самое главное, какие меры приняты для того, чтобы подобные факты коррупции в Главном следственном управлении ГУ МВД России по Ставропольскому краю не повторились.

Артем Назаров осужден, и следственное подразделение, которое он возглавлял, расформировано, а в Главном следственном управлении ничего не изменилось.

Пятигорский городской суд признал бывшего начальника специализированного следственного отдела по расследованию тяжких, особо тяжких преступлений и дорожно-транспортных происшествий при ГСУ ГУ МВД России по Ставропольскому краю Артема Назарова виновным по ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере с использованием служебного положения) и ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере путем вымогательства).

Суд назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать в государственных и правоохранительных органах должности, связанные с осуществлением функции представителя власти, наделенного организационно-распорядительными полномочиями, сроком на 2 года со штрафом 500 миллионов рублей в доход государства.

При подготовке статьи я хотел ознакомиться с приговором по данному уголовному делу, который, как и все остальные, должен находиться на сайте Пятигорского городского суда.

Однако текста приговора в открытом доступе нет, несмотря на то что дело само по себе секретным не является. «Секретным» его сделали судейские чиновники, которые не хотят, чтобы наш народ знал о коррупции следственных работников МВД края.

Убежденность в том, что в следственном главке нашего региона продолжает действовать коррупционная «схема», по которой работал Артем Назаров, у меня возникла, когда я стал работать по одному, на мой взгляд, простому экономическому делу.

Я представляю интересы потерпевшего по делу, которое находится в производстве следственной части по расследованию организованной преступной деятельности Главного следственного управления ГУ МВД России по Ставропольскому краю.

«Денежные дела» сразу забирает себе полицейский главк

Сам факт того, что это дело расследует не районное следственное подразделение, а следственная часть по расследованию организованной преступной деятельности Главного следственного управления, говорит о том, что «преступление» — дело для краевого уровня очень интересное, привлекательное тем, что, прямо говоря, денежное, на котором можно поживиться, «обезжирев клиента»   (такая «терминология» у следаков).

Фабула дела простая. Мой доверитель, предприниматель из Апанасенковского района, сдал на хранение зерно, общая стоимость которого составляет 9 млн. рублей. А руководство фирмы, принявшее зерно на хранение, вместо того чтобы его хранить, реализовало его третьим лицам, а деньги присвоило.

Несмотря на то, что преступление было совершено в 2015 году, уголовное дело по данному факту долго волокитилось,  оно было возбуждено  на прошлой неделе и лишь после моих неоднократных жалоб на то, что следственные работники этого «важного» следственного подразделения, призванного бороться с организованными преступными группами, внаглую «уводят» преступников от ответственности.

Хочу сказать, что с подобными фактами, когда ставропольскими следователями делается все, чтобы выгородить преступников (думаю, что не за просто так), я встречаюсь практически каждый день.

Например, следственные работники ОП-3 Ставрополя, по просьбе коррумпированных сотрудников Шпаковского межрайонного следственного отдела, опять же внаглую выгораживают преступника-рецидивиста, волокитя расследование по уголовному делу.

Но это уже тема для отдельной статьи про нашу ставропольскую коррупцию.

Добиваемся «уголовки» в отношении судьи Н. Гладских

Показательным примером коррумпированности судей, например, является прогремевшая на всю страну история «золотой судьи» из Краснодара, о которой продолжают писать практически все средства массовой информации, каждый раз «вытаскивая» на свои страницы все новые и новые подробности ее взаимоотношений с явно криминальными личностями.

Однако Ставрополье от Кубани в этом плане не отстает. «Открытая» много статей посвятила тем незаконным решениям судьи Арбитражного суда Ставропольского края  Надежды Гладских, связанным с наглым «вбросом» в материалы гражданского дела новых документов, что, как оказалось, для судей является обычным делом.

Заявление о совершении судьей Н. Гладских преступления послужило основанием для проведения в отношении нее проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ.

Проверка по данному факту «буксует», так как если ее провести по всем требованиям закона, то, уверен, с неизбежностью встанет вопрос о возбуждении в отношении Гладских уголовного дела.

Так, апелляционным постановлением Ставропольского краевого суда еще четыре месяца назад (29 марта с.г.) признано необоснованным постановление старшего следователя СО по Промышленному району Д. Феодорова  (от 11 мая 2016 года) об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении судьи Арбитражного суда Ставропольского края Н. Гладских.

Прокуратура бездействует и безмолвствует

Между тем руководитель СО по Промышленному району С. Антоненко открыто игнорирует постановление краевого суда.

Заявление в краевую прокуратуру о незаконных действиях сотрудников следственного отдела с требованием привлечь к ответственности С. Антоненко «спущено» в Промышленную прокуратуру,  откуда ни ответа ни привета.

Вывод однозначен: краевой надзорный орган не только игнорирует заявления граждан о преступлениях, но не реагирует на беззакония собственных сотрудников, действия которых все чаще направлены на крышевание криминала в органах власти.

Основной удар от коррумпированных сотрудников правоохранительной системы, повторюсь, приходится на простых граждан, которые не имеют юридического образования и у которых нет возможности привлечь к участию в деле адвоката.

Я ранее уже писал, что при такой ситуации тотальной коррупции все показатели, в том числе и по преступлениям коррупционной направленности, делаются исключительно на незаконных провокациях.

«Настоящие» же коррупционные проявления, которые приносят огромные деньги, размер которых в современной России уже принято измерять тоннами, «охраняются», как курочками-наседками, теми, кто призван с этой коррупцией бороться.

Понятно, что и колоссальные усилия президента России, которые предпринимаются в стране для борьбы с этим злом, разъедающим основы нашего государства, не увенчаются успехом, пока руководить подразделениями, призванными с этим злом бороться, будут оборотни в больших погонах, аморальные и циничные до мозга костей.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *